На главную страницу Предыдущая глава Следующая глава

СССР в первые годы Второй мировой войны

     Итак, Германия, так долго готовившаяся к реваншу и заручившаяся поддержкой коммунистического Советского Союза, начала, наконец, осуществлять заветную мечту - покорять Европу. 1 сентября она вторглась в Польшу. Вслед за этим последовал ответ союзников Польши - Франции и Великобритании, объявивших войну Германии. Однако за этим заявлением ничего не последовало: Британия не имела мощной сухопутной армии, а Франция, поглощенная созданием пресловутой Линии Мажино так забаррикадировалась, что уже неспособна стала вести наступательную войну. Поэтому Гитлер спокойно разделался с Польшей, благо его союзник СССР принял самое активное участие в ускорении победы, взломав 17 сентября польско - советскую границу и устремившись с востока на соединение с германскими войсками. Таким образом очень скоро победители в поверженном польском Бресте даже устроили совместный военный парад, где стройными красивыми рядами, сменяя друг друга, шли части Красной Армии и Вермахта, части СС и НКВД.
     После столь быстрой триумфальной победы Гитлер обратил свой взор на запад. 9 апреля 1940 года он напал на Данию и Норвегию, в мае - вторгся в Нидерланды, Бельгию и Люксембург, а через них 22 июня вошел во Францию, оставив у себя за спиной неприступную французскую китайскую стену - Линию Мажино.
     А тем временем на Востоке СССР тоже не дремал. Вдохновленный разделом Польши, Сталин вознамерился прорубить не окно, а целую дверь в Европу, присоединив к коммунистической державе другого союзника Антанты - Финляндию. К созданию Финской Советской Социалистической Республики было подготовлено даже правительство в полном составе во главе с Куусиненом, буквально на чемоданах ожидавшее, когда можно будет въехать в "освобожденный" Хельсинки и провозгласить, что "сбылась вековая мечта финского народа". Для этого была уже готова "финская Красная Армия", в задачу которой входило заявить всему миру, что это не интервенция со стороны Советского Союза, а внутреннее дело финнов. Оставалось самое малое - войти в Финляндию. Но в отличие от Гитлера Сталин не стал искать обходных путей, а пошел прямо через так называемую Линию Маннергейма и ... завяз в ней. За сто пять военных дней финны потеряли 27 тысяч человек, а Красная Армия - 300 тысяч. Это была Пиррова победа, если считать победой продвижение фронта всего на несколько десятков километров. На самом же деле это был полный провал, потому что Финляндия так и не стала социалистической республикой. Однако это поражение Сталин приписал военным. Они не справились с элементарной тактической задачей, сорвав тем самым грандиозный стратегический план по советизации Европы, а затем и всего мира. На самом же деле, здесь винить Сталин мог только самого себя, поскольку сам же и устроил руками Ежова чистку комсостава армии, казнив только в 1937-1938 годах 36 761 командира РККА и более трех тысяч командиров военно-морского флота.
     Эти так называемые чистки были в духе большевиков и генетически были заложены в существующую систему, о чем было уже сказано выше. Они вели к деградации нации, но и обойтись без них было невозможно, потому что они сохраняли существующую власть. "Слишком умных" в советской стране не любили, их побаивались как потенциальных разрушителей системы. Поэтому время от времени им сносили головы, придумывая для этого несуществующие заговоры.
     Но стратегический план по глобальной советизации тем не менее надо было осуществлять. Не получилось с Финляндией, зато должно получиться с Эстонией, Латвией, Литвой, Буковиной, Бессарабией.
     И действительно, летом 1940 года эти территории были присоединены к Советскому Союзу. Действовали по хорошо отлаженной отработанной системе. Агенты из НКВД сначала готовили в намечаемой стране пролетарский бунт, а после его свершения на помощь "братскому народу" спешили части НКВД. В их задачу входило проводить зачистку. В чем она проявлялась? Обратимся снова к В.Суворову. "1940 год - это год Катыни. Но польских офицеров истребляли не только в Катыни, а по крайней мере в двух других местах, причем жертв было не меньше, чем в Катыни. Но ведь и литовских офицеров тогда же истребляли, и латвийских, и эстонских. И не только офицеров, но учителей, священников, полицейских, писателей, юристов, журналистов, трудолюбивых крестьян, предпринимателей и все другие слои населения, точно так же, как и во время Красного террора против русского народа. (Там же, стр. 62).
     Действуя в союзе с Гитлером по захвату Европы, Сталин при этом готовил давно вынашиваемый план по внезапному сокрушению своего заклятого союзника. Нужно было только дождаться подходящего момента. И этот момент был не за горами. Ведь Гитлер уже повернулся к Сталину спиной, бросив свои дивизии на запад и юг. К этому моменту Сталин спешно стал уничтожать собственную оборонную систему и перестраивать армию на решение наступательных задач. "Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий", - было написано в Полевом уставе РККА в 1939 году. Все было подчинено на наступательную стратегию и тактику. Вторая мировая война будет вестись только на территории противника. Эта мысль декларировалась совершенно открыто. К началу Второй мировой войны, то есть к 1939 году Советский Союз имел более одного миллиона отлично подготовленных десантников-парашютистов. Это примерно в ДВЕСТИ РАЗ БОЛЬШЕ, чем все страны мира вместе взятые, включая и Германию (Суворов, 1992). А ВДВ - это сугубо наступательный род войск, но никак не оборонительный. Вообще, в стране бушевал парашютный психоз. Каждый уважающий себя молодой человек мечтал стать либо летчиком, либо десантником-парашютистом. Усыпив бдительность Гитлера пактом Молотова - Риббентропа, Сталин все-таки допустил ошибку, когда отхватил в июне 1940 года у Румынии Бессарабию. А Румыния для Гитлера была главным поставщиком нефти. Нефть же - это кровь войны. Поэтому приблизившись к главной нефтяной артерии Германии, Сталин вызвал у Гитлера серьезное беспокойство. Если теперь Гитлер сделает еще один шаг на запад, в Британию, то где гарантия того, что Жуков по приказу Сталина не сделает еще один шаг в той же Румынии, шаг всего в сто километров, который будет для Германии смертельным?
     Гитлер попросил главу советского правительства отвести советскую угрозу от нефтяного сердца Германии. Но Сталин проигнорировал эту просьбу, чем заставил Гитлера взглянуть новыми глазами на сложившуюся стратегическую ситуацию. А она не сулила Гитлеру ничего хорошего. Британия не покорена, вишистское правительство Франции не смогло заставить генерала Де Голля сложить оружие, а восточный союзник на самом деле оказался совсем не союзником, коли стал посягать на территорию сателлитов Германии. В этом положении Гитлеру ничего не оставалось, как ударить по Советскому Союзу, не дожидаясь, пока он это сделает раньше.
     Вот здесь Сталин и совершил непростительную ошибку, которая обошлась советскому народу по крайней мере в 30 миллионов загубленных жизней. "Великий стратег" запутался в элементарной шахматной задаче. Надо было либо сразу захватить нефтяной источник Германии (или уничтожить его), либо, если не готов к гигантскому броску на запад, уйти из Бессарабии, притворно согласившись с доводами дорогого союзничка. Но Сталин не сделал ни того, ни другого, предоставив Гитлеру спокойно перегруппировать войска и тем самым перехватить инициативу. Это извечное заблуждение недалеких людей полагать, что противник глупее тебя. Сталин недооценил Гитлера.
     Вот почему советская история получила так называемую "великую отечественную войну" вместо запланированной Второй мировой с пылающей Западной Европой и нетронутой Восточной Европой.


 На главную страницу Предыдущая глава Следующая глава