На главную страницу Проблемы и дискуссии

Э. Кудусов


КАКАЯ АРМИЯ НУЖНА РОССИИ

     Прежде чем ответить на поставленный в заголовке вопрос, следует сначала пояснить, а какой армией располагает Россия в настоящее время и соответствует ли она современным запросам, способна ли выполнять поставленные перед ней задачи. И если нет (а, похоже, что это так), то только после этого мы можем размышлять о реформировании армии. Однако любому размышлению всегда должен предшествовать исторический анализ, потому что любое настоящее есть следствие прошлого, а будущее невозможно построить без учёта настоящего. Поэтому наши размышления начнём с истории.
     Может быть, для несведущих это станет откровением и даже покажется несуразностью, но факт остаётся фактом: современная армия России в её принципиальных положениях была заложена ещё реформами Петра I. Чтобы не быть голословным, напомню школьную историю.
     Как известно, Пётр I дважды вынужден был подавлять восстание стрельцов, которые были основой русской армии. Стрельцы составляли постоянное русское войско, изначально набиравшееся из свободного населения (в 16 веке). Но впоследствии их служба стала пожизненной и наследственной, оплачиваемой государством. Поездив по Западной Европе и изучив тамошние порядки, Пётр решил реорганизовать вооружённые силы России по западному образцу. Начал с упразднения стрелецких войск в 1705 году и создания регулярной армии из рабов, которые должны были составлять рядовой контингент, управляемый командирами из дворянского сословия. В западной Европе рекруты набирались по найму из свободных людей. Но Пётр I отказался от наёмной системы, поскольку располагал дешёвым пушечным мясом - рабами, которых уже не было в западной Европе. Рекрутировал в армию своих рабов он, не спрашивая их желания, по принуждению (крестьяне-холопы выставляли от своих общин определённое число рекрутов). Такой реорганизацией Пётр I смог создать большую по численности армию с гораздо меньшими материальными затратами. А чтобы рекруты не пытались убежать и выполняли неукоснительно приказы командиров, ввёл пожизненную солдатскую службу с жесточайшей палочной (шпицрутеновской) дисциплиной. Так что у солдат выбора не было, как безропотно идти на смерть, которая придёт не сегодня, так завтра. А если минует, то, может, повезёт пограбить неприятельский город. Победителям всегда давали в виде поощрения на трое суток город на разграбление.
     Когда фельдмаршал Миних в 30х годах 18 столетия ворвался с такой армией в Крым, он устроил там резню руками своих рабов-солдат. Правда, из-за возникшей после этого эпидемии почти вся армия вымерла, но эти потери были легко списаны, поскольку раб в России ничего не стоил. Армия быстро восстановила свою численность.
     Вот такое отношение к солдату, к сожалению, сохранилось и до наших дней. Традиции на Руси удивительно живучи. Прошло более трёх веков, а доктрина побеждать количеством, а не качеством находится на вооружении до сих пор, хотя времена сильно изменились. Во Второй мировой войне на одного убитого немца пришлось десять советских солдат. Это по официальным данным. На самом же деле - гораздо больше. Жизнь человека у нас по-прежнему не ставится ни в грош.
     Пётр I был генетическим рабовладельцем, поэтому рабов он за людей не считал. Он и столицу себе построил буквально на костях рабов. Но вот к дворянам он относился уже, как к себе равным. И срок их военной службы ограничил 45-летним возрастом. Наши офицеры тоже выходят на пенсию в 45 лет. А к солдатам относятся так же, как было заведено Великим Императором. Правда, эти офицеры сейчас сделаны из того же материала, что и солдаты (революция изгнала из армии дворянское сословие, состоящее не из славян), но… традиции - превыше всего.
     Имея дело с рабами, Пётр соответственно низвёл солдата до уровня безмолвной скотины или пушечного мяса, требуя от солдат беспрекословного подчинения приказу командира, каким бы несуразным этот приказ ни был. "Приказы командира не обсуждаются". Иными словами, солдат себе не принадлежит. Он есть боевая единица, но не человек. Так повелось с петровских времён, такое отношение дожило и до наших дней. И всё это - отголоски рабского периода истории России. Солдат и триста лет назад и сейчас не должен думать, он должен лишь выполнять приказ командира, пусть даже ценой собственной жизни. А если новобранец пытается противиться этой системе, из него "выбивают" эту строптивость всеми проверенными многовековой практикой методами, где "дедовщина" является одной из форм так называемого перевоспитания новобранца. Смысл этого "перевоспитания" - выбивание любых попыток самостоятельного мышления. "Приказы не обсуждаются, приказы выполняются!" Вот главный принцип российского служаки, дошедший до нас с ещё петровских времён. Отличный солдат в понимании русской, советской и российской армии это тот, который на любой приказ отвечает "Есть!" и тут же его, как робот, выполняет.
     Естественно, такая армия роботов способна выполнять боевые задачи… при условии, если этих роботов несметное количество. Такова система, доставшаяся нам по наследству. И она была весьма эффективной, потому что это была армия смертников. А смертник отличается от нормального солдата тем, что не думает о будущем.
     Понятно, что петровская система - бесчеловечная система, заведомо предполагающая, что солдат - уже не человек. Она возникла и могла существовать только в условиях рабовладельческой России. Однако при власти коммунистов она благополучно возродилась, потому что Сталин, отстреливая народ России, избавился от той части населения, которая вздумала считать себя людьми. Оставил жить только тех, кто, испугавшись, согласились на рабское существование, тупо повторяя за официальной пропагандой, что они самые счастливые люди на земле и готовы умереть за светлое будущее человечества. На волне этой пропаганды сталинисты вернули в армии порядки петровских времён, издав 16 августа 1941 года Приказ № 270, по которому карали всякого сдающегося в плен и его семью, оставшуюся в качестве заложника в тылу. А на полях войны для стимуляции боевого духа, сзади идущих в атаку войск шли войска НКВД, расстреливающие всякого, кто останавливался перед силой неприятеля. Таким способом коммунисты добивались боеспособности Красной (Советской) Армии. Цель - всё, человек - ничто.
     Но после революции 1991 года с рабовладельческой системой было покончено. После 1991 года появилось новое поколение, которое не познало рабства ни царского, ни коммунистического. С этим поколением рабовладельческую армию воссоздать не удастся. Но вот этого-то никак не могут понять генералы, мыслящие устаревшими категориями. Они по-прежнему призывают в традиционную армию молодёжь, которая уже не хочет служить по рабскому уставу. Страна изменилась, а армия - нет.
     И если в армию с грехом пополам пока набирают новобранцев, то лишь из тех отсталых слоёв населения, которые ещё сохранились в дебрях российской глубинки. В основном это дебилы и дистрофики. Нормальные молодые люди в армию, живущую старыми, отжившими традициями и порядками, идти не желают. Новой России нужна новая армия с новыми принципами своего построения. Людей, вкусивших свободу выбора, загнать снова в рабские оковы, уже непросто. А принуждать молодое поколение на военную службу репрессивными указами, значит расписаться в собственной беспомощности из-за непонимания исторической обстановки. Насущная необходимость в проведении военной реформы - это проблема вчерашнего дня. Но она у нас до сих пор не решается. Чего ждут, на что рассчитывают? А начинать-то надо с изменения самих принципов подготовки военного специалиста, то есть солдата.
     Первый принцип: солдат - не робот, а профессионал военного искусства, вооружённый не только средствами физического воздействия, но, прежде всего знаниями, которые применяет в зависимости от конкретной ситуации. То есть солдат - это в первую очередь думающий человек, профессионально оценивающий боевую обстановку, и лишь во вторую очередь - исполняющий задуманное натренированный человек.
     Второй принцип: боевые задачи надо решать не количеством, а качеством.
     Но похоже, что эти элементарные принципы недоступны пониманию российского генералитета.
     В этой связи поучительным примером могут послужить военные операции, проведённые за рубежом некоторыми государствами уже после Второй мировой войны. Признаюсь откровенно, мне, выпускнику МГУ, которому военная кафедра преподавала основы военного искусства как офицеру запаса, эти военные прецеденты иностранных армий заставили нас призадуматься, потому что проводились они не по тем правилам ведения военных действий, которым обучали нас. В частности, когда произошёл конфликт между Аргентиной и Великобританией относительно Фолклендских (Мальдивских) островов, расположенных недалеко от Аргентины в Атлантическом океане, и которые Аргентина оккупировала, полагая, что англичане из-за отдалённости своей колонии от метрополии смирятся с потерей её, "железная леди" Маргарет Тетчер направила на восстановление статуса кво военную экспедицию в южное полушарие. Меня тогда поразила численность морских пехотинцев, с помощью которых Великобритания намеревалась усмирить вооружённые силы Аргентины, наводнившие острова. Английских морпехов было всего 500 человек. А по нашим военным канонам для эффективности наступательных операций нападающих должно быть, по меньшей мере, в три раза больше, чем обороняющихся. Поэтому нам, совкам, воспитанным на наших военных принципах, было забавно наблюдать за ходом этого военного конфликта. И пока английская военная эскадра пересекала Атлантику с севера на юг, мы не переставали смеяться над самоуверенными англичанами, затеявшими бессмысленный вояж на край света.
     Но каково было наше изумление, когда эти бравые ребята, деловито высадившись на острова, за считанные дни поставили на колени одиннадцать тысяч прекрасно вымуштрованных солдат военной хунты, правившей в те годы Аргентиной. Война была закончена почти за неделю и Аргентина позорно капитулировала. Это была победа новой армии, качественно отличающейся от традиционной, апогей и одновременно закат которой приходится на середину ХХ века. В современных условия уже не число, поставленное под ружьё оловянных солдатиков, решает ход военной кампании, а технические средства и интеллект профессионалов, способные на-нет свести численное преимущество неприятеля. Вот эта мысль никак не может пробить твёрдые лбы наших многочисленных генералов.
     Поэтому в нашу архаичную армию интеллектуальная молодёжь не пойдёт даже под дулом пистолета. Она сбежит за границу, прикинется больной и немощной, найдёт тысячи способов, лишь бы избежать унижения рабством и, вообще, попрания человеческого достоинства. Неужели этого понять никак не могут твердолобые генералы? Почему американские молодые люди даже стремятся сначала несколько лет послужить, а затем на заработанные на военной службе деньги поступит в университет? Да потому что в Америке человека в армии не унижают, не превращают его в скотину, не выбивают у него последнюю способность к самостоятельному мышлению, а наоборот, всё это развивают, подготавливая молодого человека к осмысленному существованию в грядущей жизни. И при этом ещё платят немалые деньги, выпуская в гражданскую жизнь. Неужели всё это так трудно уяснить нашим чиновникам и генералам? По-моему, для этого совсем не нужно иметь выдающихся умственных способностей. Тем не менее "воз и ныне там".
Александр Шаравин     Помню, ровно два года тому назад я прочитал в газете "Комсомольская правда" от 6 января интервью с директором Института политического и военного анализа полковником, доктором технических наук, кандидатом военных наук, профессором Александром Шаравиным, где последний на заявление министра обороны Сергея Иванова, что военная реформа в России завершена, возразил, что она ещё и не начиналась. Полностью согласен с полковником-профессором. Только мне не понятно, за кого принимает нас товарищ министр обороны? За таких же, как и он сам? Неужели он серьёзно полагает, что, назвав чёрное белым, он внушит нам эту туфту? По-моему он живёт в середине ХХ века. Надо бы ему напомнить, что на дворе уже ХХ1 век. Непроизвольно в связи с этим напрашивается законный вопрос, а тот ли человек сидит в кресле министра Вооружённых сил России? Может быть А.Шаравин - более удачная кандидатура для этого кресла? Ну, ладно, Шаравин не питерский и ему в Кремль и в Белый дом не пробиться. Но неужели во всём Питере нет ни одного реально мыслящего человека, которому не безразлична судьба России, и её армии? Отзовитесь, светлые головы!



 На главную страницу Проблемы и дискуссии