На главную страницу Проблемы и дискуссии

Автократия и демократия

      В одной из своих последних работ ("Кто готовит революцию в России?)" мною была высказана мимоходом мысль о том, что Россия в настоящее время наконец-то стала поворачиваться вслед за Западной Европой от автократии к демократии. Но при этом было замечено, что процесс демократизации российского общества сопровождается рецидивами возврата к авторитаризму, обусловленному, с одной стороны, нежеланием правящего режима добровольно ущемлять себя законами демократического существования, а с другой - неподготовленностью и незрелостью основной массы населения к овладению правами свободных граждан. Уж очень непривычное это состояние для России, жившей вплоть до конца ХХ века в условиях жёсткого авторитаризма. Ведь демократический строй предполагает и соответствующее общество, по самосознанию и культурному уровню стоящее на гораздо более высокой ступени развития общественного сознания, чем в авторитарном обществе. В России же, как было сказано в той работе, население страны неоднородно по культурному уровню: столичные и многомиллионные города опережают на десятки лет в своём развитии провинциальную российскую глубинку. Вот почему переход к демократии пробуксовывает в России, норовя снова возвратиться к привычной автократии.
     Так что же такое автократия и чем она отличается от демократии? Этот вопрос сейчас интересует многих людей не только в России, но и во всём постсоветском пространстве, что не удивительно для стран, пытающихся осуществить переход от авторитарного правления государством к демократическому.
     В Философском энциклопедическом словаре, изданном ещё в 1983 г, то есть когда в России демократия лишь декларировалась, а на деле царил жесточайший тоталитаризм (крайняя форма автократии), определяемом коммунистами СССР в те времена как высшая форма демократии, мы читаем следующее. "Авторитаризм (от лат. auctoritas - полная власть, приказание, то есть слепое подчинение власти), антидемократическая и антиправовая концепция и практика властвования… Авторитаризм - это режим беззаконий, насильственной, не ограниченной правом власти единоличного правителя (тирана, деспота, фюрера, вождя и т.п.) или правящей клики. В условиях авторитаризма отсутствует правопорядок, игнорируются права и свободы граждан, общественных организаций и народа в целом. Процедура демократических решений при авторитаризме или вовсе не существует или носит фиктивный, показной характер; власть не формируется и не контролируется народом, личность лишена гарантий безопасности в её взаимоотношениях с властью, население страны превращено в простой объект политических манипуляций. Власть при авторитаризме держится на неприкрытом насилии и постоянной возможности его непосредственного применения против всех неугодных. Суд лишён самостоятельности и является вспомогательным инструментом официальной власти. Для авторитаризма характерны чрезмерный централизм в управлении, монополизация власти в руках узкой касты, прямая опора на полицейский и военно-карательный аппарат, широкое использование жестоких мер принуждения и наказания, террористических методов расправы с оппозицией, агрессивные установки во внешней политике. Авторитаризм широко использует демагогию, расовые, националистические и др. предрассудки. Для авторитаризма характерно культивирование в массах фанатизма, страха и раболепного отношения к власти…"
     Читаешь эти строки и поражаешься, насколько нам, россиянам, всё это знакомо. И не просто знакомо - мы к этому давно привыкли и не замечаем поэтому той системы власти, в которой живём. Потому что сравнивать-то нам не с чем. А ведь всё познаётся только в сравнении. У нас же далеко не каждый имеет возможность сравнивать, пожив, хотя бы недолго, в странах демократического запада. Критически настроены и возмущаются реальным положением вещей только те, кто узнал альтернативу столь привычного (если не сказать родного) режима. А альтернатива - это демократия. Но она-то исповедует совсем иные моральные и нравственные ценности.
     Дословно демократия - это власть народа (demos от греческого - народ, а kratos - власть). Но дело, как известно, не в названии. Коммунисты СССР тоже в течение 70 лет долдонили по всем средствам массовой пропаганды, что мы живём в стране, где царит не автократия, а так называемая высшая демократия. Правда, в этот бред верили только дураки. Но в том-то и беда, что Россия всегда славилась обилием дураков. Их не просто большинство в стране, их - преобладающее большинство. Так было всегда, а после революции 1917 года в особенности. Вот поэтому-то коммунисты и сидели во власти так долго. И, похоже, сейчас вновь всё возвращается на круги своя, то есть начавшимся в 90-е годы демократическим преобразованиям пришёл конец. А почему? Да потому, что то самое преобладающее большинство ("агрессивно-послушное большинство" - по меткому замечанию Юрия Афанасьева) не только спокойно взирает на реставрацию авторитаризма, но и раболепно потакает возврату привычного образа жизни. Этому преобладающему большинству населения демократические преобразования не нужны, потому что они, преобразования, требуют, помимо всего, и гражданской ответственности за все действия, совершаемые рядовыми гражданами страны. Люди же наши привыкли к безответственности, поскольку были всегда бесправны (ведь за них всё решали господа). То есть наши люди не привыкли быть гражданами страны, они всегда были лишь населением территории, что качественно отличает их от граждан страны, которые сами решают свои бытовые и прочие проблемы, не прося об этом господина, всецело контролирующего жизнь подвластных ему людей. Так что население - это люди без права и без воли, а посему ленивы и безответственны. Граждане же знают свои права, поэтому свои обязанности выполняют неукоснительно.
     Вот этого последнего наши люди никогда не знали, потому что жили всегда в автократии, где людьми правит не закон, общий для всех, а конкретный человек, устанавливающий порядки в зависимости от собственных взглядов на жизнь. Меняется правитель, меняются и порядки, поскольку этот человек стоит выше любого закона, и вне его.
     Именно такое понимание быта нашему человеку привычно и понятно. Наш человек без вождя (государя, барина и пр.) жить не привык. Всякие там конституции и прочие законы для него - пустой звук. Они неодушевлённы. Их нельзя ни любить, ни ненавидеть. А вот конкретного барина или царя-батюшку, или вождя, или президента (не важно, как его там обзывают, важно, что это твой хозяин, от которого зависит вся твоя жизнь) надо знать хорошо, чтоб к нему приладиться. Такова русская душа того самого преобладающего большинства населения России (бывших и потомственных рабов согласно истории последнего тысячелетия страны). И этот национальный (точнее этнический) характер сразу не переделать, потому что он формировался столетиями и многими поколениями.
     Так что авторитаризм - это наша форма существования, "расейская", родная. И до тех пор, пока население России не перейдёт к новому образу жизни, где каждый житель страны получит, наконец, свои человеческие права (к которым долго будет привыкать, не веря в то, что это навсегда), соблюдая при этом непременно свои обязанности (к чему он не привык из-за атрофированной ответственности и лени, ставшей уже генетической), только тогда у него начнёт меняться и его образ мышления. И, как следствие, вот только тогда у нас приживётся и демократия.
     Пока же, для того чтобы перейти на демократический образ жизни, надо сначала изменить менталитет нашего народа. То есть, как я уже сказал, начинать надо с быта, с предоставления каждому жителю страны элементарных человеческих прав, о существовании которых он никогда и понятия не имел. Ведь ещё дедушка Маркс говорил, что лишь "бытие определяет сознание". Демократического бытия у нас никогда не было. Откуда же взяться демократическому сознанию?
     Но переход к демократии, тем не менее, - это неизбежный процесс, который обусловлен естественным историческим ходом эволюционного развития человеческого общества. Что ни говори, а природа не стоит на месте, она непрерывно эволюционирует. Этот естественный закон относится и к природе человека. Правда, эволюция современного человека уже протекает в основном не в сфере физической, а духовной. Но именно общественная формация бытия "человека разумного" (homo sapiens) - это и есть та область человеческого существования, которая в настоящее историческое время и эволюционирует как следствие его непрекращающегося умственного развития и совершенствования.
     А то, что демократия - более высокая форма существования человеческого общества, можно было бы и не доказывать. Однако я попытаюсь доказать и это.
     История развития человеческого общества свидетельствует о том, что демократическая форма существования человеческих объединений появилась лишь тогда, когда человеческое сообщество перестало быть стадом. При этом хочу сразу заметить, что в животном мире, когда многие животные в целях сохранения вида собираются в стада и стаи, демократическая форма взаимоотношений отсутствует. В стаде и стае господствует только авторитарная система. Это главная особенность, характеризующая стадо.
     Тем не менее, авторитарная система имеет очень широкое распространение пока и в человеческом обществе. А человеческое общество, как мы уже отметили выше, качественно отличается от остального животного царства, где стадные животные живут по авторитарным законам. Человеческое общество - это уже не стадо. Тем не менее, в человеческом обществе пока уживаются обе системы правления: авторитарная и демократическая.
     Чем же стадо отличается от общества? Прежде всего, тем, что живёт, руководствуясь только инстинктами. Это, во-первых. Во-вторых, гоминиды еще миллионы лет назад, находясь в стаде, стали заниматься общественно полезным трудом. Это когда человек делает и трудится не только для себя лично при добыче корма для пропитания, но и для окружающих его собратьев. Видимо, от избытка творческой энергии.
     Может быть, так появились первые знахари и всякие ремесленники по изготовлению орудий труда. Да и вообще, когда творчество стало приносить человеку удовольствие, всевозможные умельцы постепенно освободили себя от необходимости заниматься рутинным делом по добыванию пищи, предоставляя это занятие менее одарённым особям, которые делились своей добычей с человеком, оказавшим ему неожиданную услугу. Так что те особи, что получали эти блага и сумевшие оценить их пользу для себя и окружающих, стали выделять умельцев из общей среды. Так стали складываться производственные отношения, при которых авторитетом стал пользоваться не только вожак стада, обладающий силой, но и тот, кто, не будучи самым сильным, оказался, тем не менее, нужным для стада. И чем больше таких незаурядных особей появлялось в конкретном стаде, тем больше это стадо отличалось от классического стада, превращаясь в общественную организацию со всё более сложными производственными и общественными отношениями. На фоне этих отношений роль вожака (вождя) становилась не столь непререкаемой. Как следствие, авторитарная система в таком сообществе стала претерпевать изменения в сторону демократизации, то есть ущемления единоличной власти и обретения влияния остального демоса на эту власть.
     В пределе такого развития событий авторитаризм с его слепым и беспрекословным подчинением воле одного человека (или силовой группы) мог преобразоваться в демократию, когда любое ответственное решение, затрагивающее интересы всего сообщества, принималось с участием каждого члена этого сообщества. Но такой качественный переход от автократии к демократии возможен лишь при достижении всеобщей сознательности данного сообщества людей. Иными словами, чем больше в конкретном сообществе имеется людей незаурядных, с самостоятельным здравым мышлением, тем быстрее и неизбежнее произойдёт переход от авторитарной системы взаимоотношений внутри этого общества к демократической.
     Таков вкратце механизм превращения стада в общество. В этой связи мне вспоминаются слова Уинстона Черчилля, произнесённые более полувека назад, где он высказал пророческую мысль, что Советский Союз развалится, после того как большинство его жителей обретут высшее образование. Похоже, произнося эти слова, Черчилль имел в виду примерно то, о чём я сейчас говорю. То есть Черчилль имел в виду советский авторитаризм, который, по его мнению, изживёт себя как только народ Советского Союза интеллектуально станет богаче и посему вынудит систему власти преобразиться из автократии в демократию.
     СССР действительно развалился, правда, не только потому, что авторитарная система власти уже не справлялась со своими функциями, оставаясь слишком примитивной в условиях развивающегося интеллектуально общества. Причин было много, но эта оказалась главной и решающей.
     А то, что в настоящее историческое время одновременно в мире существует и автократия и демократия, является всего лишь констатацией переходного периода, характеризующегося постепенностью перехода от более примитивной формы существования к другой, стоящей ступенькой выше в эволюционном развитии. Поэтому существование в настоящее время двух форм общественного объединения людей можно объяснить просто, а именно неодинаковостью темпов развития отдельно взятых человеческих сообществ, объединенных государствами.
     Вообще, нет ничего удивительного в том, что любой правитель страны норовит захватить всю власть в свои руки. Это инстинктивное желание любого лидера вполне естественно. Но этот инстинкт может обуздать только организованное общество, противостоящее автократу. Это общество создает парламент, независимый от правителя-президента, который создаёт законы, ограничивающие беспредельную власть правителя страны. Так происходит в демократических странах. Однако, если общество незрело или страдает дефицитом интеллектуальной элиты, то народные представители альтернативной власти оказываются под властью правителя и начинает выпускать законы, нужные именно авторитарной власти.
     У нас, в России, так было всегда, то есть аж с появления первого парламента (Думы). И даже после революции 1991 года, когда создавалась новая Конституция РФ, она продекларировала не демократическую власть парламента, а авторитарную власть Президента. Правда, Ельцин, авторитет которого в те годы был чрезвычайно высок, к его чести, не пользовался всеми предоставленными ему неограниченными правами. Зато его преемник не преминул воспользоваться ими, быстро восстановив авторитарную пирамиду власти.
     Что же предприняло общество в ответ? Да ничего. Во-первых, потому, что не узрело в этом ничего опасного для себя, доверившись по инерции новому правителю, помня демократизм предыдущего, а во-вторых, оно просто растерялось, не ожидая такого демарша от нового президента, которого страстно полюбило (не знаю, почему). Правда, полюбило не всё общество, но именно то самое большинство, о котором речь шла выше. А интеллектуальное меньшинство оказалось не в силах противодействовать вероломной реставрации былых порядков авторитарного режима.
     Так что теперь в России нет ни свободного телевидения, ни свободной прессы. Мафия из бывших гебистов, захватившая власть, терроризирует всех, кто пытается раскрыть людям глаза на беспредел как в ущемлении прав свободного волеизъявления, так и при разворовывании природных ресурсов страны, при котором наживаются баснословно только негодяи и мерзавцы, а основная часть населения прозябает в нищете. В общем, "хотели, как лучше, а получилось, как всегда" (Черномырдин). Таково следствие возвращения авторитарной системы.
     И следствие это вполне закономерное, потому что одним из условий существования автократии является непременная бедность преобладающего большинства населения. Бедными проще управлять, подбрасывая им время от времени маленькие незначительные подачки с барского стола. Бедный рад и этому и живёт надеждами, что эти подачки будут всегда возрастать. Но это, понятно, самообман. Однако сей механизм управления бедным населением проверен тысячелетним опытом, поэтому эффективен и весьма надёжен.
     В этой связи уместно было бы напомнить совсем недавнюю историю страны, последовавшую после революции 1991 года.
     Сразу же после революции Верховным Советом был принят Закон, по которому каждому жителю страны передавалась в собственность определённая часть богатства государства. Всем поровну, независимо от социального положения и возраста. Надо сказать, это была акция необычная для России, потому что означала переход от автократии в демократии, когда народ страны мог стать, наконец, состоятельным, а не вечно бедным. Однако последующие бурные события противостояния Президента страны и Верховного Совета, где победил Президент, привели к тому, что этот демократический Закон был Президентом отменён в 1993 году, а вместо него произошла так называемая обезличенная ваучеризация, при которой обогатилась лишь кучка проходимцев, а основная масса населения осталась в дураках, влача прежнее жалкое существование. Иными словами, пропрезидентская автократия добилась-таки того, чтобы электорат остался бедным и тем самым продолжал способствовать укреплению авторитарного режима.
     Вторым условием, отличающим авторитарный режим от демократического, является то, что при демократии почти все органы власти выбираются народом путём местных или всеобщих выборов (губернаторов, парламент), а при автократии строится пирамида власти, где всё чиновничество назначается президентом. И в этом случае главным принципом назначения является не компетентность чиновника в данной отрасли деятельности, а его личная преданность президенту. Как правило, выборный чиновник оказывается намного компетентнее назначаемого. А раз так, то при демократии чиновничество, управляющее страной, работает более продуктивно, более компетентно и более эффективно, чем назначаемое президентом, исполняющее лишь интересы главного автократа и вершителя судеб этого чиновничества, а не интересы народа.
     В послеельцинской России идёт высокими темпами восстановление авторитарного режима. И это неудивительно, потому что новый президент - продукт коммунистического воспитания. Он с детства мечтал быть гебистом, а став им, верно служил этому режиму. Почему же мы должны ждать от него демократии? Это было бы противоестественно. Демократию должен внедрять в государстве демократ, но никак не верный служака махрового тоталитаризма.
     Что касается демократов, то они, как ни странно, в России есть. Их мало, даже очень мало. В среде так называемых "несогласных" они едва ли представлены пятьюдесятью процентами. Тем не менее, это наше будущее. Далёкое или близкое, но будущее, потому что эволюция человеческого сознания неумолима.
     Но пока… Возвращаясь к сегодняшним дням, вынужден привести две цитаты, высказанные двумя великими людьми, жившими в западной Европе, когда там также проходила смена автократических режимов на демократические.
     Первое изречение принадлежит Людовику Х1Y, просвещённому монарху и одновременно автократу. "Государство - это я", - сказал он, выразив тем самым credo автократии. Так что когда правитель страны заявляет, что он является гарантом Конституции, значит, мы имеем дело с авторитарным государством, потому что гарантировать президент может лишь те законы, которые созданы для него. А вот в демократических государствах гарантом Конституции является не президент, а Суд и судья, поскольку президент подчиняется закону, как и любой гражданин страны.
     Второе изречение принадлежит Отто Бисмарку и звучит примерно так (ручаюсь только за смысл). "Революции готовят великие философы и романтики, делают и исполняют их фанатики, а пользуются плодами их - негодяи и подонки". Угадайте, на каком этапе мы сейчас живём.
     Май-Июнь, 2007 г.

     Э.Кудусов, писатель


 На главную страницу Проблемы и дискуссии