На главную страницу Хроника и события

О перспективах Всемирного Конгресса крымских татар.

     В мае 2009 года в Крыму произошло знаменательное событие - состоялся первый Всемирный Конгресс крымских татар. У человека постороннего, не крымского татарина, такое мероприятие непроизвольно вызовет недоуменный вопрос: почему всемирный, разве крымские татары живут не только в Крыму? А что их заставило покинуть родину и что мешает им вернуться?
     Подобные вопросы естественны, так как на Земле много народов, которые расселяются естественным образом по всей планете. Но в том-то и дело, что говорить о расселении крымских татар по планете Земля в историческое время естественным образом не приходится, потому что они естественным образом из Крыма не расселялись; их оттуда выселяли и выселяют принудительным образом. Причём, делается это уже на протяжении двух с половиной веков. При этом следует заметить, что до сих пор никак не могут справиться с этой задачей. Сначала, после завоевания и аннексии Крымского ханства Россией в 1783 году, их просто выдавливали из Крыма, создавая невыносимые условия для жизни. Большинство эмигрировали, не выдержав геноцида. Но небольшая часть всё-таки осталась (около ста тысяч). Тогда в ХХ веке правители коммунистической империи, пришедшей на смену царской империи, просто в один злополучный день (18 мая 1944 года) принудительно под страхом смерти вывезли крымскотатарский народ из Крыма буквально в течение одних суток, придумав несуразный повод. Затем заселили благодатный полуостров коммунистическими бонзами с холуями российского происхождения (то бишь коммунистами с их челядью).
     Но людоеды-коммунисты просчитались. Народ, выселенный на вымирание, не исчез с лица Земли: сказалась многотысячелетняя практика выживания трудолюбивых горцев - потомков кельтов, киммерийцев, эллинов, скифо-сарматов, готов, итальянцев и других древних насельников Крыма, сформировавших в ХУ-ХШ веках крымскотатарскую нацию, выживать в самых тяжелейших ситуациях. Нация, оказавшаяся в нескольких тысячах километров от родины в нечеловеческих для жизни условиях, вымерла лишь наполовину. Оставшаяся часть, продолжая бороться за жизнь во враждебном окружении, только сплотилась. Это сплочение помогло ей не только выжить, но и способствовало созданию впоследствии внутри народа гражданского протеста против попрания человеческого достоинства. И крымские татары первые из 13 репрессированных по национальному признаку народов стали организованно протестовать против бесчеловечных действий коммунистического режима. Вот именно ещё и за это коммунисты до самого последнего дня своего существования у власти не позволяли крымским татарам возвращаться на свою историческую родину, в то время как вернув почти все остальные депортированные народы организованным порядком на свои прежние местожительства уже после 11-13 лет каторжной ссылки.
     Таким образом, из 13 репрессированных по национальному признаку народов крымские татары стоят особняком, проведя в изгнании без права на въезд в Крым целых 45 лет. Лишь с развалом Советского Союза стало осуществляться повальное возвращение народа на родину, который устремился в Крым неорганизованной массой вопреки запретам издыхающей и разваливающейся империи. Таким образом, ни о какой реабилитации народа с возвращением ему компенсации за материальный и моральный вред и речи даже не шло. Более того, власти Крыма стали применять к репатриантам репрессивные методы, ссылаюсь на незаконность возвращерния департированного из Крыма народа. Руководствуясь законами несуществующего государства, крымские коммунисты буквально в штыки встречали возвращенцев, не позволяя им ни покупать дома, ни строить новые, ни продавать им даже земельные участки. Для этого крымская власть организовывала местных русских жителей, перевезённых по найму из России уже после войны, устраивая погромы в местах, куда возвращались крымские татары. И, хоть официально правопреемницей СССР назвалась Россия, но она палец о палец не ударила, чтоб принять на себя ответственность за содеянное в прошлом, и постаралась, что называется, умыть руки, когда было провозглашено Беловежское соглашение о разделе СССР. Украинское государство, в составе которого оказался Крым после развала СССР, также стало открещиваться от народа, повалившего в Украину после почти полувекового заточения в Азии: ему – Украинскому государству - проблемы репатриантов оказались чуждыми. Украинским националистам, считающим себя единственным коренным народом Украины, крымские татары, сформировавшиеся как нация ещё в средневековье и вобравшие в себя всех предшествовавших насельников Крыма, чем утвердились в качестве коренного народа полуострова, такими и в таком качестве Украине оказались не нужны. Поэтому Украинское государство проблемами реабилитации репрессированного народа не желало заниматься. А когда народ вынуждал власти обращать на себя внимание, государство лишь делало вид, что занимается их проблемами. Вот и остались крымские татары, предоставленными только самим себе и со всеми неисчислимыми невзгодами, связанными с новой депортацией, направленной теперь уже не с запада на восток, а с востока на запад. Но если в прошлом их, лишив всего, голыми отправили на пустое место фактически умирать от голода и лишений на азиатской земле, то сейчас власти азиатских государств и Украины делают всё, чтобы воспрепятствовать возврату этих людей на крымскую землю. История повторяется только с незначительными нюансами. А так называемое русское национальное меньшинство, заполонившее Крым после войны и которое в Крыму фактически является большинством (почти 70% населения Крыма), практически властвует в Крыму, продолжая политику дискриминации и геноцида по отношению к коренному народу Крыма, поскольку исповедует коммунистическую идеологию со всеми вытекающими отсюда практическими последствиями.
     Вот почему крымские татары Крыма вынуждены были обратиться ко всем своим соотечественникам, разбросанным по 12 государствам мира, с призывом трезво оценить сложившуюся ситуацию в Крыму как катастрофическую и найти решение для коренного изменения её. Ведь при сохранении существующего положения вещей, когда с одной стороны прослеживается фактически явная безучастность государственных структур к судьбе народа-изгоя, а с другой – открытая враждебность населения, заполнившего Крым в послевоенное время с отравленным пропагандой сознанием, что крымские татары не должны жить в Крыму, неизбежно приведёт постепенно к полному исчезновению самобытного народа. Ведь в процентном отношении крымских татар в Крыму немногим более 10%. Так что крымским татарам на своей исторической родине приходится не жить, а выживать в окружении тайных и явных недоброжелателей. Что же касается подрастающей молодёжи, то наиболее талантливая её часть стремится покинуть Крым, пытаясь реализовывать себя не в Крыму, а за его пределами, потому что там ей не чинят препятствий искусственно, как на своей родине. Всё это вместе взятое требует принятия неотложных эффективных мер, направленных на политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение нации. А без поддержки извне крымским татарам Крыма, с этой, пока для них непосильной задачей, одним не справиться.


     Созвав всемирный Конгресс соотечественников, Меджлис крымских татар Крыма рассчитывает всколыхнуть мировую прогрессивную общественность с целью устранения с её помощью последствий геноцида, учинённого коммунистическим режимом СССР.
     Вот какие мотивы и побудили Меджлис крымскотатарского народа созвать Всемирный Конгресс крымских татар.
     Конгресс открылся 19 мая 2009 года. На официальном представлении в Бахчисарайском ханском дворце с краткими речами выступили все 12 лидеров мировых диаспор крымских татар, приехавшие из 12 государств планеты. В дальнейшем же все пленарные заседания проходили уже в Симферополе, где выступали представители из числа 162 крымскотатарских общественных организаций мира. Помимо пленарных, были и выездные секционные заседания, проходившие в разных городах Крыма. Конгресс продлился до 22 мая включительно. Всего в нём участвовало около 1000 человек - делегатов, почётных гостей и приглашённых от других национальных объединений.
     Этой фразой я завершаю обзорную часть своей статьи и перехожу к ответам на вопросы, предложенные мне, как лидеру российской диаспоры крымских татар, газетой-журналом «Альтабаш», выходящей в Германии и являющейся органом татарской (но не крымскотатарской) диаспоры Германии. При этом хочу особо подчеркнуть, что отныне всё сказанное мною будет отражать лишь моё личное мнение, но не мнение всех крымских татар. По ходу ответов я буду заострять на этом внимание. Итак, излагаю вопросы: 1.Как вы оцениваете прошедший Конгресс? 2. Оправдал ли он ваши ожидания (и в чём)? 3. Какими должны быть первые шаги Исполнительного Комитета?
     На первый вопрос отвечаю, что оцениваю его неоднозначно. Что это значит? С одной стороны, я приветствую созыв Всемирного Конгресса, считая его своевременным и актуальным. И об этом я уже сказал во вступительной части настоящей работы. Но с другой – я не могу согласиться с политикой и тактикой Меджлиса (инициатора этого мероприятия), который сделал всё, чтобы на Конгрессе не присутствовал ни один крымский татарин, инако мыслящий относительно современной деятельности Меджлиса крымскотатарского народа. Иными словами, не было представителей оппозиции, которая тоже имеет право называться крымскими татарами, но которая не согласна с существующей практикой деятельности представительного органа народа и поэтому, ни партии Милли фирка, ни других представителей оппозиционных обществ крымских татар на Конгрессе не присутствовало. Своё недоумение я высказал сразу же, когда выступил с краткой речью в числе 12 представителей диаспор крымских татар в Бахчисарае.
     Это очень короткое выступление произвело неожиданно эффект взорвавшейся бомбы. После завершения торжественной процедуры открытия Конгресса на меня буквально набросились, сначала репортёры, услышавшие из уст сторонника Меджлиса, что у крымских татар есть, оказывается, оппозиция Меджлису в среде крымских татар. А потом вдруг появился и сам гневный Мустафа Джемилев, который раздражённо спросил: «Где ты увидел оппозицию?» и добавил ещё пару нелицеприятных фраз по отношению к этой оппозиции. - «Если ты её не хочешь видеть, - ответил я, - то это не значит, что её нет». – «Но надо же знать, где об этом можно говорить!» - «Я сказал там, где меня, наконец, услышали, и другой возможности у меня не будет,» - завершил я наш короткий и не очень любезный диалог.
     Надо заметить, что на таких тонах мы обычно раньше не разговаривали, поскольку всегда с Мустафой исповедовали одинаковые политические взгляды. Но времена меняются и надо постоянно корректировать свою деятельность. Если раньше я неизменно поддерживал Мустафу во всех его стратегических и тактических делах, то в последнее время вынужден констатировать, что он, легализовавшись в украинской власти, стал перенимать и её методы в отношениях с некоторыми представителями крымскотатарского народа. Чтобы было понятнее, скажу коротко: из демократа Мустафа стал превращаться в автократа. А менталитет крымских татар не воспринимает автократии в силу многотысячелетней истории формирования этого народа. Кстати, именно за отсутствие этой способности воспринимать автократию крымскотатарский народ и стал подвергаться геноциду со стороны тех поработивших его завоевателей, которые исповедовали сугубо авторитарное правление. Я говорю это о царской России, а затем коммунистической империи. Вот главная причина всех бедствий крымскотатарского народа, когда он оказался в сфере влияния названных выше империй. От этой причины идут и все последствия практического порядка, которые я в данной работе пока не хочу подробно разбирать. Остановлюсь лишь на принципиальных разногласиях в среде крымских татар, которые разделили народ на два крупных лагеря, начиная с периода самовозврата народа (реконкисты), когда крымские татары прорвали, наконец, заслоны коммунистов и хлынули в Крым.
     Ещё во времена нахождения народа в изгнании в недрах его появились диссиденствующие группы, которые стали призывать народ к возврату гражданских прав и возвращению на родину. И в этом стремлении народ был единогласен и монолитен, несмотря на категоричное и суровое Постановление за № 4367-1726 сс от 24 ноября 1948 года, подписанное Председателем Совмина СССР и генеральным секретарём коммунистов И.Сталиным, где чёрным по белому говорилось: «Установить, что переселение в отдалённые районы Советского Союза чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и др. произведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства. За самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения этих виновных выселенцев привлекать к уголовной ответственности, определив меру наказания за это преступление в 20 лет каторжных работ».
     Вот этому постановлению крымскотатарский народ и не хотел подчиняться. Поголовно! Разделение и разногласия в народе произошли не от несогласия с этим законом, а при выборе формы несогласия.
     Одни лидеры считали, что возвращения гражданских прав и родины надо у власти не требовать, а просить. И делать это лучше коммунистам из числа крымских татар, доказавших свою преданность компартии и правительству СССР. Эти активисты призывали народ, если и протестовать, то при полном признании существующего коммунистического режима и только под лозунгами возрождения ленинских принципов построения коммунизма, против извращенцев ленинизма.
     Однако были и другие, в основном из числа просвещённой и радикальной молодёжи. Эти немногие диссиденты считали, что всё зло идёт от коммунистов и поэтому надо бороться с самой коммунистической системой, ища поддержки за рубежом. Естественно, этих было на порядки меньше.
     Однако КГБ всех свалило в одну кучу, считая преступлением любое несогласие. Поэтому сажало в тюрьмы всех несогласных: и лояльных к коммунизму и противников его. В среде же крымских татар эти разногласия стали настолько принципиальными, что разделили народ на два антагонистических лагеря. И если сначала большинство народа склонялось к либералам, хотя и сочувствовало радикалам, то к 1989 году, когда развал СССР уже становился понятным и непросвещённому, крымскотатарский народ отшатнулся от либералов, продолжающих придерживаться так называемых ленинских принципов.
     Коммунистическая власть Крыма, поняв бессмысленность открытого сопротивления реконкисте крымских татар, решила руками самих крымских татар сдержать напор неуправляемого возвращения опального народа на свою историческую родину. Для этого коммунисты Крыма спешно приняли на госслужбу лидера лояльных либералов Юрия Османова с несколькими его соратниками, создав комитет, который бы регулировал репатриацию крымских татар. С этого момента для лидера крымскотатарских антикоммунистов Мустафы Джемилева Юрий Османов стал врагом №1, потому что Османов стал не просто коллаборационистом. Он стал предателем народа, пойдя на службу к его врагам под видом оказания помощи своему народу. А предательство его заключалось в том, что он стал игрушкой в руках коммунистов по расчленению народа на два враждебных лагеря. Коммунисты только этого и добивались всегда.
     Но неожиданная и трагичная для Османова смерть спасла народ от раскола. Всевышний отдал предпочтение народу, убрав с его праведной дороги заблуждающуюся личность. Лидером крымскотатарского народа стал единственный авторитет - Мустафа Джемилев, успевший отсидеть до 1989 года полтора десятка лет в так называемых «исправительных» коммунистических лагерях, в которых он так и не «исправился». ( Для справки: я тоже четыре года сидел там же и за то же, и тоже не исправился. Вывод – не дано коммунистам исправлять крымских татар.)
     Таким образом, когда я с трибуны международного органа заявил вовсеуслышанье, что у единого лидера крымскотатарского народа есть оппозиция, то это было понято разными людьми по-разному. Надо полагать, что редакция «Альтабаш» решила прояснить этот вопрос, поэтому и обратилась лично ко мне, чтоб я не лапидарно, а пространно и доходчиво объяснил, о каком расколе идёт речь среди крымских татар Крыма, что их беспокоит и почему многие не довольны деятельностью представительного органа народа, руководимого неизменным Мустафой Джемилевым.


     На часть этих вопросов я уже ответил выше, когда говорил о демографических проблемах репатриантов-реконкистадоров. При этом сразу хочу пояснить: никаких серьёзных прокоммунистически настроенных сторонников бывшего либерал-коммуниста Юрия Османова в среде крымских татар практически не осталось. А то, что осталось от былого мощного движения так называемого НДКТ с печатным рупором «Арекет», имеет жалкий и убогий вид. Поэтому повторяю, говорить с серьёзным видом о них как об оппозиции, сейчас просто смешно и несерьёзно. Идеи коммунизма в среде крымских татар обречены на чахлое существование. Ведь коммунист – это не просто членство в партии, это диагноз. Диагноз же коммуниста – это от природы лишённый сколько-либо заметных способностей человек, который в процессе выживания, и осознавая свою слабость и беспомощность, стремится «прислониться» к чему-то более сильному и жизнестойкому. А отсюда и инстинктивное стремление к стадному, авторитарному порядку. «Они – бесконечная вереница нулей, сладострастно идущих за вождём, фюрером, дуче. Нуль, чувствуя своё ничтожество, молится единице. Ведь он, став за единицей, удесятеряет свои силы», - сказал очень точно о коммунистах балкарец А.Алафаев (1).
     Крымские татары ещё до того как сформировать нацию, прошли многотысячелетний естественный отбор, отбраковывая суровой жизнью в горах слабые и неприспособленные к жизни человеческие элементы. Бездари, как правило, не выживали в столь жёстких и суровых условиях и поэтому не давали потомства. (2, 3). Крымские татары в своей основной массе трудолюбивы, жизнестойки, инициативны и, вообще, личности с самостоятельным и независимым мышлением. Поэтому авторитаризм как форма существования общества им чужд. А вот демократия – сообщество единиц, а не нулей, именно их форма существования. И это закон любого народа: там, где самостоятельно мыслящих людей больше (то есть личностей) формируются в обществе демократические отношения. А там, где преобладают безвольные и бездарные рабы, устанавливается авторитаризм. Крымские татары вышли не из рабов, формируясь в горах в условиях жёсткой свободы и независимости. Но этот свободолюбивый народ был, в конце концов, покорён империей рабов, российской империей (в 1783 году), о которой ещё Н.Г.Чернышевский писал: «Россия – страна рабов; сверху и донизу – все рабы».
     Оказавшись волею судьбы в авторитарном государстве, чуждый по менталитету народ вынужден был терпеть геноцид со стороны рабов-автократов на протяжении последних двухсот с лишним лет. Но… слава Богу, «ничто не вечно под луной». Империя рабов, наконец, рухнула и развалилась в начале 90-х годов. А на её осколках начали происходить демократические революции, типа «оранжевой», например. Однако былые традиции в одночасье не исчезают, они уходят лишь с уходом поколений. И в Украине пока ещё много «совков» с менталитетом рабов, которые продолжают доживать свой век, а многие даже стоят у власти.
     Но крымские татары вернулись в Крым не для того, чтобы спокойно и терпеливо ждать, когда издохнет последний узурпатор-коммунист, который, к тому же, продолжает долдонить и насаждать в массах миф о неспособности крымских татар соблюдать порядок жизни. Только вот этот так называемый порядок в понимании генетического раба-коммуниста не соответствует образу жизни свободолюбивого человека. Но рабу, привыкшего к кнуту и лагерному порядку, этого не понять.
     Крымские татары хотят жить в демократической стране. Они поэтому с энтузиазмом поддержали оранжевую революцию, отдав единогласно свои голоса партии Ющенко. Однако годы проходят, а воз и ныне там: демократия в Украине развивается однобоко. Два представителя Меджлиса, допущенные в Раду, оказались неспособными что-либо изменить. Украина по-прежнему так и не определилась в отношении крымских татар: если признать крымскотатарский народ частью украинского, на чём настаивает Президент, заявляя, что в Украине живут только украинцы, то значит проигнорировать статус коренного народа Крыма со всеми вытекающими отсюда многочисленными последствиями. С этим крымские татары никогда не согласятся, потому что крымские татары, создав 500 лет назад нацию, вобрали в себя все три десятка этносов, заселявших полуостров на протяжении нескольких тысячелетий до этого. Так что нацию крымских татар объединяет и сплачивает не только исламская религия и общий тюркский язык, но и менталитет, формировавшийся столетиями и тысячелетиями. Это игнорировать невозможно, при всём желании.
     Однако молодое демократическое государство провозгласило политику возрождения украинской нации. Две нации в одном государстве. Проблема, которую не в состоянии разрешить сторонники унитарного государства.
     Но крымским татарам наплевать на эти высосанные из пальца проблемы. Народ был подвергнут в 1944 году бесчеловечным репрессиям, и теперь требует человеческих условий для своего существования. И это его законное право. Если Украинское государство не хочет решать проблему крымских татар, то пусть прямо об этом и заявит, одновременно признавшись, что неспособно исповедовать демократические законы. Вот примерно так заявляет новая оппозиция крымских татар, которая появилась в последние годы в Крыму.
     Естественно, в первую очередь претензии народ предъявляет Меджлису крымскотатарского народа, который обязан решать проблемы крымских татар. На то он и создан был. Но Меджлис проявил недееспособность и раскололся на два лагеря. Оппозицию, образовавшуюся внутри Меджлиса по этому вопросу, возглавил юрист Надир Бекиров. В группе меджлисовцев, поддержавших Н.Бекирова, оказался и главный редактор газеты «Голос Крыма» Эльдар Сейтбекиров. Однако авторитет Мустафы Джемилева склонил большинство Меджлиса отказаться от радикальных мер в отношении украинского руководства. В конце концов, оппозиционерам пришлось покинуть ряды меджлисовцев.
     Таким образом, в настоящее время в среде крымских татар зреет недовольство не только политикой Украинского государства, но и политикой Меджлиса крымскотатарского народа, возглавляемого Мустафой Джемилевым. И армия оппозиционеров растёт. Особенно это стало заметным на последних выборах в Украине. Если в прошлом крымские татары поголовно голосовали за партию Ющенко, то на последних выборах значительная часть голосов была отдана БЮТовцам. А это прямое влияние Надира Бекирова и его единомышленников, призывавших голосовать за БЮТ.
     Так что, когда я говорил про оппозицию, то имел в виду именно эту, которая формируется как реакция на политику Украинского государства, блокирующего решение проблем крымских татар…
     Теперь перейдём ко второму вопросу, заданному мне редакцией «Альтабаш». На него я могу ответить более однозначно: Конгресс не оправдал моих надежд. Сказанное прежде всего касается личности избранного Президента ВККТ, потому что более неподходящей кандидатуры на этот ответственный пост трудно придумать. И это не только моё мнение. Но я первый, кто об этом говорит открыто.


     Я прекрасно понимаю, что Конгресс не выбирал Президента, он всего лишь голосовал за предложенную кандидатуру. И кандидатура эта была давно в кулуарах согласована. С кем? Естественно, с Мустафой Джемилевым. У Мустафы же выбор был невелик, потому что он выбирал из людей узкого круга, лично ему преданных и посему с его точки зрения надёжных. Деловые качества кандидатов в таких случаях отходят на второй план. А ведь от головы организации зависит решительно всё. Думаю, что доказывать эту аксиому нет надобности. Что же касается деловых качеств новоиспечённого Президента, то о них я остановлюсь немного подробнее, поскольку Рефата Чубарова я знаю давно, ещё до того как он стал сателлитом Мустафы Джемилева.
     Казалось бы, на первый взгляд лучшей кандидатуры для такой высокой и почётной должности и придумать трудно. Прекрасный трибун и оратор с внушительными габаритами и хорошо поставленным голосом, свободно выступающий на трёх языках – русском, украинском, крымскотатарском (а возможно, и турецком) – да с такими данными только с высоких трибун и ораторствовать! Если бы природа его не обделила музыкальным слухом, он стал бы прекрасным оперным певцом, легко заткнув за пояс самого Пласидо Доминго. И это я говорю без иронии. Действительно, Р.Чубаров наделён от природы многими незаурядными способностями. Однако лишь в определённых направлениях, а не во всех. Увы, это так. Но будучи востребованным в период реконкисты крымских татар, Чубаров быстро нашёл своё место в национальном движении, войдя в ближайшее окружение Мустафы Джемилева. Человек с высшим гуманитарным образованием, трудолюбивый и инициативный, как и все крымские татары, он оказался послушным и ценным помощником Мустафы во всех предприятиях, инициируемых лидером движения. И в этой роли он преуспел настолько, что стал для Мустафы незаменимым спутником и соратником, поскольку всегда старался дополнять его. Этот тандем со временем стал настолько органичным, что Мустафа сделал его своим первым заместителем. Почувствовав себя избранником, Чубаров стал делать всё возможное и невозможное, чтобы стать и преемником. Стремление похвальное, но при условии, если ты способен действительно заменить шефа. Но в том-то и дело, что способности Чубарова оказались ограниченными. Он и так уже давно превысил по занимаемым должностям свои возможности. Пока он вместе с Мустафой сидел в Раде и выполнял там депутатские обязанности, дублируя Мустафу, он ещё был на своём месте. Но стоило ему уйти с депутатства и переключиться на руководство Меджлисом, как сразу выявилась полная неспособность Рефата заменять на этой должности Мустафу. Если природа человека не наделила способностями разбираться в жизненных ситуациях, то никакая образованность не заменит здесь природного ума. Мустафа явно переоценил способности Чубарова, решив сделать его своим преемником. Чубаров выглядит гоголем только, если за спиной его стоит Мустафа, который суфлирует ему. А без Мустафы Чубаров превращается в нуль. Похоже, Мустафа это тоже понял, наконец. Так что тандем Мустафа – Чубаров очень напоминает единицу с нулём. Но такой тандем ведь не может быть вечным. Когда Мустафа Джемилев остался в Раде один и отправил Рефата Чубарова самостоятельно руководить Меджлисом, тот проявил полную неспособность к этому, обнажив свою пустую сущность. Так что, если не станет, не дай Бог, Мустафы, то Чубаров его не заменит, как не заменит нуль единицу. Это уже проверенный факт.
     Поэтому назначение Чубарова Президентом ВККТ – ошибка с плачевными, бесперспективными последствиями. «Рыба портится с головы». Участь ВККТ для меня отныне предсказуема. Однако Мустафа, по-моему, думает, что принял соломоново решение, поставив Чубарова на этот пост. Ведь он считает, что этим сразу решил две задачи: избавил Меджлис от Чубарова и поставил на ответственный пост своего проверенного человека, через которого будет привычно управлять Конгрессом, используя свой международный авторитет. Боюсь только, что Чубаров, давно исчерпавший и разоблачивший себя, кроме вреда, не принесёт пользы ни народу, ни даже Мустафе (да продлятся бесконечно годы его жизни). Таково моё мнение.
     Итак, ответив, надеюсь, на второй вопрос, могу перейти к ответу, наконец, и на третий, последний вопрос редакции «Альтабаш».
     Сразу должен заметить при этом, что указывать Координационному Совету ВККТ, что им надо делать, я не собираюсь. Они и без меня это знают: донести идеи Конгресса до прогрессивной мировой общественности и добиться принятия соответствующих решений в ООН, Евросоюзе, ОБСЕ и других международных организациях, способных повлиять на органы власти Украины в деле кардинального изменения отношения к коренному народу Крыма. Но вот как донести наши проблемы и идеи до мировой общественности, чтоб они что-то изменили в нашей жизненной практике, вопрос, который в компетенции только членов КС. Безусловно, мы, крымские татары, живущие за пределами нашей исторической родины, не останемся безучастными и равнодушными к судьбе нашего многострадального народа, борющегося ежедневно и ежечасно за свои элементарные человеческие права у себя на родине. Каждый из нас изберёт те методы и средства, которые ему доступны и посильны для оказания помощи соотечественникам в Крыму. Потому что, невзирая на отдалённость нашего пребывания от родины предков, но душой и сердцем мы всегда находимся там, солидаризируясь с соотечественниками в их нелёгкой судьбе. Мы, крымские татары, очень все разные. Но у нас одна родина. Она нас создала, взрастила и породнила. Враги нас разметали по миру. Но мы вернёмся и возродим нашу нацию, установив на родине тот образ жизни, который соответствует нашему менталитету. Менталитету самодостаточного труженика и творца, радующегося жизни от сознания нужности своей деятельности.
     
     Литература:
     
     1. Алафаев А.А. «История депортации и реабилитации репрессированных российских народов в документах: балкарцы». Журнал «Преподавание истории в школе», Москва, 2009 г., №2.
     2. Кудусов Э.А. «Историческое формирование коренного народа Крыма». Журнал «Qasevet», №33, 2008 г. и сайт www.moskva-krym.com.
     3. Кудусов Э.А. «Крымские татары – не этнос, а нация». Статья и фильм на сайте www.moskva-krym.com

     Э.Кудусов
     председатель правления
     Землячества крымских татар Москвы,
     учёный и писатель.



 На главную страницу Хроника и события