На главную страницу Хроника и события

Речь по случаю презентации книги Гульнары Абдулаевой

     Дорогие соотечественники и друзья! Сегодня мне представилась возможность сообщить вам о событии, значение которого вы оцените не сразу, а по прошествии не просто лет, а многих лет. Я говорю о рождении писателя. И не простого писателя, потому что вообще писателей у нас много. Но здесь речь пойдёт об особой генерации писателей, о писателях исторического романа. В мире писателей много, даже очень много. Их насчитывают десятками тысяч. А вот писателей исторического романа мы знаем поимённо. Почему? Да потому что их мало. А мало потому, что для того, чтобы стать историческим писателем, необходимо обладать помимо всего прочего ещё и незаурядным воображением, которым наделены от природы далеко не все люди. Ещё великий Эйнштеин отмечал, что хорошему учёному надо иметь незаурядное воображение. Без него он становится просто аккумулятором знаний, но не сможет генерировать новые знания и открытия. Так вот для исторического писателя, который не просто срисовывает с натуры жизнь, преподнося её нам в виде эпистолярного произведения, а домысливает то, чего уже нет давным –давно, иметь хорошее воображение просто необходимо. В противном случае описание получится примитивным и нежизненным, в которое мы, читатели, не поверим.
     Вот почему не каждый писатель может стать историческим писателем, даже если он и историк по образованию. Необходимо ещё и природой данное незаурядное воображение, которое помогает этому человеку видеть прошлое так, как мы видим настоящее.
     Гульнара Абдулаева обладает от природы такими способностями. Именно это ей и позволило стать историческим писателем.
     Но я был бы до смешного неправ, если бы утверждал, что человеку достаточно иметь определённые способности и он уже готовый писатель. Конечно, всё это не так! Далеко не так! Чтобы было понятно, я для сравнения приведу пример из моей практики. Природный минерал алмаз с виду неказист. Выделить его из среды других минералов непросто, это может сделать только специалист. А чтобы алмаз превратился в бриллиант, над ним надо очень и очень много работать. Огранка алмаза – это то, что делает ничем с виду неприметный алмаз в драгоценный бриллиант, который-то и потрясает взоры человечества. Так вот, Гульнара Абдулаева – это тот самый алмаз, который я случайно обнаружил и выделил из тысячной толпы, поняв, что огранка этого незаурядного человека – а то, что она незаурядна, я понял как профессионал – и превратит её в выдающегося исторического писателя. И я стал над ней работать. Именно над ней, в то время как она работала над своей книгой. Моя роль заключалась в том, что я ей подсказывал, что и как надо делать, чтобы её роман стал выдающимся явлением нашего времени. И я уверен, что так оно и будет.
     Из-за неожиданной болезни я не смог присутствовать на презентации. И книги я ещё не видел. Но содержание вышедшего тома я знаю наизусть, потому что создание его шло у меня на глазах. Я перечитал роман более четырёх раз. И первый вариант отличается от последнего, как младенец от взрослого человека. Уверен, что и последующие два тома оставят неизгладимое впечатление у читателя. Потому что огранка ещё продолжается. При этом я ещё раз подчёркиваю мысль, высказанную в начале выступления: только алмаз становится бриллиантом, и никакой другой камень. То есть природное дарование первично. Гульнара действительно талантливый человек. И при этом удивительно трудоспособна. Мне, в прошлом преподавателю университета, привыкшему руководить не только дипломниками, но и аспирантами, было приятно наблюдать за профессиональным ростом Гульнары при её работе над своим романом. Она буквально на лету схватывала предложенные мною мысли и, творчески осмыслив, претворяла их в романе, успев при этом перелопатить гору литературы. Сколько удивительных находок при этом было ею сделано! В общем, в процессе работы над романом я с удовлетворением наблюдал за метаморфозой, то есть превращением с виду просто хорошенькой девчушки в профессионального писателя с незаурядным талантом.
     В заключение своего затянувшегося выступления я хочу привести слова Пушкина, которые он произнёс в юном возрасте на прощальном выпускном вечере по случаю окончания лицея, где присутствовал и Державин, который для юного Пушкина был авторитетным примером для подражания.
     «…Старик Державин нас приметил
     И, в гроб сходя, благословил.»
     Так вот в данном случае я выступаю в роли старика Державина. Но не в том смысле, что схожу в гроб – с этим я ещё повременю, - а в том, смысле, что я благословляю наше юное дарование на свершение исторических шедевров писательского творчества. При этом хочу заметить, что исторических писателей художественного направления среди крымских татар до сих пор не было. Ни в прошлом, ни в настоящем. Гульнара - пока единственный и уникальный представитель этого цеха писателей. И сие знаковое явление прошу учесть особо.
     Спасибо за внимание.

     Э.Кудусов


 На главную страницу Хроника и события