На главную страницу Проблемы и дискуссии

Э. Кудусов


ВАХХАБИЗМ В КРЫМУ

(Проблема глазами историка, географа, политика)

     Известно, что образование крымскотатарской нации исторически связано с появлением ислама в Крыму. Крымские татары – коренные жители Крыма до XV столетия населяли полуостров феодально разобщёнными поселениями, конфессиональные пристрастия которых также были чрезвычайно пёстрыми. То есть на сравнительно небольшом по площади пространстве спокойно уживалось несколько религий, что было следствием сложной истории формирования коренного населения полуострова. Ещё с античных веков, когда Крым находился то под властью Византии, то Рима, то снова христианской Византии и иудейской Хазарии в Крыму находили приют и христиане разных толков (православные, иконоборцы, несториане, католики т.д.) и иудеи, и караимы, и язычники. Что же касается ислама, то он пришёл в Крым сравнительно поздно, когда Крым подпал под власть Золотой Орды. Но и тогда влияние и распространение его в Крыму было чрезвычайно незначительным, даже после установления золотоордынским ханом Узбеком (1312 – 1341) в империи ислама в качестве государственной религии.
     И только после образования в Крыму сепаратного государства во главе с чингизидом Хаджи-Девлет-Гиреем, который на протяжении всей своей жизни вел успешные освободительные войны с метрополией, отношение населения Крыма к исламу стало меняться. Ведь Хаджи-Гирей был мусульманином и очень много сделал полезного для процветания Крымского ханства. Но особенно быстро пошёл процесс исламизации крымского населения уже при потомках основателя ханства, когда Крым вел нескончаемые войны с православной Московией, возродившей золотоордынскую империю, но только с другой государственной религией. Москва, начиная с Ивана Грозного, поставила целью восстановить границы былой могущественной империи, а Крым препятствовал этому. С годами противостояние территориально-политическое постепенно переросло в противостояние конфессиональное, потому что Московия, расширяя свои границы, добивалась непременной христианизации подвластных территорий. Это стало государственной политикой. Но Крым, противясь территориальной экспансии России, одновременно стал проникаться антиправославными настроениями, консолидируясь вокруг ханского окружения. Всё это привело в конце концов к переориентации христианско-многоконфессионального Крыма в преимущественно мусульманский Крым. Этот процесс исламизации Крыма шёл параллельно с процессом формирования новой нации. Нация начала консолидироваться вокруг хана, который гордо называл себя татарином. Таким образом, всякий человек, перешедший в религию хана, автоматически начинал называться тоже татарином. При этом именно религия давала право называться татарином, а не разговорный язык, поскольку ещё с VI века в Крыму языком общения стал тюркский язык. Даже богослужения в христианских храмах велись только на тюркском языке. В многоконфессиональном Крыму люди, говорящие на одном языке, различались только по вере. Христиане назывались урумами, иудеи – крымчаками, караи – караимами, а мусульмане – татарами. С годами и поколениями татар становилось всё больше и больше и ко времени аннексии Крымского ханства Россией в 1783 году татары составляли 98 % населения Крыма.
     Так сформировалась нация крымских татар. Исторически ислам в Крыму укоренился суннитского направления ханифитского толка. А поскольку начиная с 1475 года Крымское ханство подпало под протекторат Турецкой империи, то исламская Великая Порта стала контролировать и духовную жизнь вассальной территории, назначая из Стамбула крымских муфтиев.
     После завоевания Крыма Россией начался геноцид мусульманского населения, который привёл к массовому исходу крымских татар из Крыма. Из двух миллионов осталось к началу ХХ века немногим более ста тысяч человек, которые составили около 20% всего населения Крыма. Соответственно сократилось и число действующих мечетей.
     Но самую страшную катастрофу крымские татары испытали в 1944 году, когда поголовно все крымские татары были в нечеловеческих условиях депортированы из Крыма. Как видим, империи сменяли друг друга, но имперская политика в отношение непокорного народа, не пожелавшего менять религию и становиться после этого русским, не менялась никогда.
     Однако цель, поставленная коммунистической империей – стереть с лица земли крымскотатарскую нацию, так до конца и не была осуществлена. Народ выжил. И не только выжил, но и вернулся на родину.
     Возвращение народа было непредусмотренным. Новые власти Крыма уничтожили все следы былого существования мусульманской нации. Из нескольких тысяч мечетей в Крыму не осталось ни одной действующей. А экономический кризис 90-х годов, когда началось возвращение депортированного народа, не оставил надежд на скорое возрождение духовной жизни опального коренного населения. Крымские татары обратились за помощью к традиционному сюзерену – Турции. Та пришла на помощь, но с явно недостаточной мощью. И вот тут, воспользовавшись благоприятной ситуацией, образовавшийся вакуум спроса на духовность в спешном порядке стали заполнять богатые арабские страны. Особенно старалась Саудовская Аравия. На её деньги Мекку посетило около 400 крымских татар. Тем временем в Крым устремились её миссионеры с большими деньгами и стремлением воздвигать мечети, где ведущие позиции заняли бы ваххабиты из Аравии.
     Эта арабская экспансия, вначале встреченная крымскими татарами доброжелательно, с середины 90-х годов вызвала противодействие со стороны традиционно верующего населения. И это сопротивление ваххабизму усиливается с каждым годом. Однако корни, пущенные в начале 90-х, невозможно уже уничтожить. В настоящее время в Крыму по неофициальным подсчётам меджлиса, который старается противодействовать арабской экспансии, насчитывается около 1000 последователей Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба. В настоящее время среди них выделился и лидер, называющий себя Хан Темиром, который сплотил вокруг себя наиболее фанатичную группу сторонников, выделяющихся из массы верующих своим радикализмом и непримиримостью к любым отклонениям от догм арабского бытия.
     В чём же кроются противоречия, вызвавшие противостояние традиционных крымскотатарских мусульман с так называемыми ваххабитами? Попробуем кратко их раскрыть.
     Ваххабизм – это антиреформа в исламе, возвращающая всех мусульман мира к истокам религии, появившейся в VII веке н.э. За время её более чем тысячелетнего существования в процессе своей поступательной экспансии по овладению умами человечества она претерпела естественные изменения, продиктованные адаптацией в конкретных местных условиях. Условиями этими оказывались другие этнические культуры, которые воспринимали ислам. В частности, тюркская культура была отличной от арабской и, естественно, как более древняя и устоявшаяся, не могла воспринять некоторые новшества, пришедшие с новой религией. Некоторые постулаты на новой почве были трансформированы применительно к старым традициям, не изменив при этом сущности вероучения. Но именно против этих этнокультурных элементов и выступает резко современный ваххабизм.
     Сам ваххабизм возник в Саудовской Аравии как протест против турецкой экспансии (образовавшей к тому же Стамбульский халифат, подчинивший себе большую часть исламского мира и ликвидированный только в 1924 году) в период спада могущества Османской империи (в XVIII в). Именно тогда обострились противоречия и разногласие между арабским и турецким исламом (если можно так назвать эти два течения в суннитском направлении ислама). Во всяком случае под флагом ваххабизма к началу XIX века большая часть Аравии объединилась, создав государство Саудидов, просуществовавшее с некоторыми перерывами примерно сто лет. Настоящая Саудовская Аравия существует с 1932 года и тоже является продуктом долгих войн. Но теперь это богатое государство, намного превосходящее современную Турцию по богатству. И оно не упускает случая взять реванш у турок за главенство в мусульманском мире.
     Противоборство это порой переходит грань взаимной терпимости, когда то одни, то другие в пылу богословских споров готовы дойти до открытой конфронтации. Чувствуя своё главенствующее положение в современном мусульманском мире, ваххабиты ХХ века, например, требуют переноса своего антисиметизма, рождённого и обострённого на Ближнем Востоке в последнее время, на всё мусульманское население планеты, особенно тюркское.
     У мусульман же Крыма исторически не существовало антисемитизма, чему подтверждением является мирное многовековое тесное сожительство крымчаков и крымских татар, имеющих единую бытовую культуру. Но в последнее время антисемитизм настойчиво вдалбливается в головы молодых крымских ваххабитов, хотя до появления ваххабитов в Крыму (в 1996 году) крымские мусульмане (татары) никогда не считали крымских иудеев (крымчаков) своими врагами. Такое даже в голову никому из крымцев не приходило.
     Можно было бы ещё очень много приводить примеров несоответствия тюркской ментальности и арабо-африканской. Но для краткости остановимся ещё лишь на одной.
     Исстари у тюрков роль женщины в семье и обществе была уважаемой и высокой. Арабы же низводят женщину до уровня детородной твари, не имеющей почти никаких человеческих прав. Женщина у них не допускается ни на какие общественные действа, по всей видимости, чтоб не возбуждать гипертрофированной африканской сексуальности арабских мужчин. Ну, если ты сам животное, не способное побороть собственных инстинктов при виде каждой женщины, то причём тут сама женщина? И почему надо унижать её человеческое достоинство и подвергать дискриминации? Тюрки в этом отношении традиционно более спокойны и уравновешаны, поэтому им не понятен неоправданный антагонизм арабов в этом вопросе. Нередки случаи, когда в мечетях тюрки ведут молебны вместе с женщинами (как христиане), не загоняя их за перегородки подальше от вожделенных мужских глаз. Так что все эти ограничения чисто афро-арабского происхождения. Вот почему тюрки-мусульмане Крыма допускают женщин и к похоронным обрядам и к другим, чего не приемлют ваххабиты, изгоняя их от этих ритуальных процессов, как прокажённых.
     Короче говоря, ваххабиты Крыма в своём слепом и фанатичном стремлении следовать букве предписания готовы довести прекрасную религию до абсурда. В самом деле, если ислам претендует на мировое господство, он не должен настаивать на соблюдении мелочных догм, рождённых в узких условиях афро-арабской среды. В противном случае он дискредитирует сам себя.
     В качестве доказательства сказанного можно привести ещё один очень показательный пример, где догматизм ваххабитов ставит под сомнение саму религию ислама. Например, известно, что за Полярным кругом летом день может длиться месяцами (в зависимости от близости к полюсу), как и полярная ночь зимой. Следовательно, соблюдая традиционно лунный календарь, мусульмане Заполярья, если будут подчиняться предписаниям ваххабитов, в течение всего одного полярного дня в священный месяц Рамадан вымрут все до единого (не выдержав многомесячной голодовки). Зато зимой, в полярную ночь, естественно, будут лишены держать священный пост.
     Таким образом, фанатичность ваххабитов, требующих бездумного соблюдения законов, принятых для узко-географических и этнокультурных афро-азиатских условий, приведёт лишь к дискредитации самого ислама.
     "Ничего слишком", – говорили античные мыслители. Ваххабиты нарушают эту мудрость и переходят грань допустимого в своём рвении "быть святее Папы Римского". Ислам овладеет Миром лишь при условии согласия с мировыми культурами, многие из которых сформировались задолго до появления самого ислама.
     В заключение несколько мыслей чисто политической проблемы ваххабизма в Крыму.
     Исходя из постулата, что всё познаётся в сравнении, хочется провести параллель между ваххабизмом в России и в Украине. В России, например, к ваххабизму относятся двояко: одни его ругают, другие – приветствуют. Видимо, некоторые полагают, что и в Украине должна прослеживаться аналогичная картина. Однако это не так. Даже наоборот: те, что в России хулят ваххабитов, в Украине – просто не замечают его. Причина в следующем.
     Государственный строй России – империя. В революцию 1991 года была, правда, провозглашена республика, но сейчас, с новым президентом, идёт спешная и крутая реставрация "Великой империи" (так и хочется вскрикнуть "Тысячелетнего рейха"). А империи на дух не переносят проявления сепаратизма и намёков на автономию. Поэтому, когда Реставратор Империи возобновил чеченскую войну с целью задушить даже мечту о самостоятельности, ваххабиты воспользовались благоприятной политической ситуацией сначала влившись, а потом и возглавив национально-освободительное движение. Так они сделались прогрессивными людьми. Не подкопаешься. Правозащитники, во всяком случае, на их стороне. Симпатии честных правдоискателей – тоже. В общем, камуфляж пришёлся очень кстати.
     Но в Украине совершенно иная ситуация. Здесь о реставрации империи думают только разве что коммунисты, да русские, мечтающие о приобщении Украины к Российской империи. Крымские же татары, приветствуя статус демократического государства, отделения от Украины не добиваются (подобно армянам Карабаха, абхазцам Грузии, русским Приднестровья), стараясь всячески поддерживать независимость украинского государства от России. Поэтому нарядиться в тогу борца за политические права ваххабитам Крыма не удаётся. Наоборот, они в Крыму – хотят или не хотят – а играют роль реакционную, внося разлад в монолит крымскотатарского национального движения, добивающегося ликвидации всех проявлений репрессивных актов бывшего Советского Союза. Для власти Украины эти требования репрессированного народа, конечно, – лишняя головная боль. Однако открыто противодействовать требованиям крымских татар осмеливаются лишь коммунисты, что вполне естественно, учитывая их роль в депортации крымских татар. Ваххабиты же Крыма своими недальновидными, а точнее, аполитичными выступлениями в защиту надуманной правоверности мусульманства, практически работают на интересы СБУ, целью которого является осуществление принципа "Разделяй – и властвуй". Вот уж поистине прямо с неба свалился нежданно-негадано подарочек для секретных служб. Ведь чего только не предпринимали эти службы для расчленения монолита крымскотатарской солидарности. Сколько интриг и клеветы наплели, чтобы перессорить крымских татар между собою. А тут сами татары, самостоятельно принесли раздор в ранее сплочённые ряды. Впрочем, подозреваю, что зелёную дорогу для арабских эмиссаров расчистили старательно именно они, эти секретные службы. Не иначе кто-то из них за такую удачную мысль получил генеральские погоны, спровоцировав наиболее тёмную часть народа к религиозным распрям. И здесь у ваххабитов Крыма я уловил одну очень чёткую политическую линию, которую можно передать почти дословно: для мусульманина национальность – ничто, главное – религия, поэтому культура – всего лишь часть религии. Вот как! Ну, прямо, как коммунисты. Заменили только слова. А в остальном – то же самое. Отрицать этническую историю и культуру, всех поголовно подгоняя под одну гребёнку, – это мы уже проходили в период господства коммунистов на нашей земле. Теперь на их смену готовы прийти новые экстремисты, тоже отрицающие и национальные особенности народа и его многовековую культуру. Сдаётся мне, что эти рьяные арабские панисламисты преследуют сугубо корыстные политические интересы, норовя выбить почву из-под ног пантюркистов. Но, отрицая тюркское начало у тюрков, арабские миссионеры при этом совсем не намерены отказываться от всего арабского в исламе.
      Лично у меня появление ваххабизма в Крыму разрушило иллюзию, о крымскотатарской нации, которую всегда выделяло взвешенное и мудрое отношение к жизни, ничего общего не имевшее с такими явлениями жизни как религиозный фанатизм, который обычно присущ народам тёмным и отсталым. Крымские татары никогда не награждались подобными нелицеприятными эпитетами. Но, видно, изгнание в Среднюю Азию не прошло для народа бесследно. Вместе с логманом и мантами он привез оттуда и бездумный фанатизм.
     Наш народ в сложившихся условиях не может позволить себе роскошь распылять свои силы на борьбу с проблемами, импортированными из далёкой Афро-Азии. Эти проблемы ничто в сравнении с теми, которые он ещё не решил после возвращения на Родину. Богословские споры уместны лишь в условиях, когда вокруг всё хорошо и спокойно. Вот для саудовцев они вполне уместны. Но мы живём в другом мире и религиозные споры, вспыхнувшие где-то в далёком мире, нам навязывать – значит добиваться нашей разобщённости и, как следствие, слабости, после которой неизменно наступит полное поражение от врага, который только и ждёт момента, чтобы покончить с нами. Нужно нам это в настоящее время? Думаю, что нет. Какой же вывод? Выскажу своё мнение. Ваххабиты Крыма должны либо покинуть Крым и уехать в Аравию к своим единомышленникам, либо оставить свою пропаганду так называемого правоверного образа жизни (что в тюркском мире воспринимается далеко не однозначно) и не раздражать людей никому ненужными нравоучениями.
     Всё вышеизложенное в равной степени относится не только к ваххабитам Крыма, но и к так называемому тоже богословскому (и политическому) течению хизбут-тахрир.
     Мы, крымские татары, имеем богатый опыт конфессиональной истории и достаточно грамотны и образованны, чтобы разобраться самим в священном писании без помощи доморощенных арабских суфлёров. Мы давно научились воспринимать ислам творчески, а не начётнически, что рекомендуем делать и остальным последователям ислама.

2003 г.



 На главную страницу Проблемы и дискуссии